quarantine books

Books
Если карантинное время стоило бы поблагодарить за что-то, пусть это будут книги. Тревожность сказалась на моем качестве сна, но как минимум по утрам не нужно вставать и резко бежать куда-то, так что пополуночи я устраиваюсь в кровати с читалкой, и в относительной тишине (если сосед сверху прекращал топотать к двум часам ночи, считай, повезло) читаю книги – одну за другой, весь апрель и май… Немало поспособствовали рвению мой новый BookieMovie Club (4 онлайн-встречи за 2 месяца) и старая компания Книжного клуба (3 книги с ними). Пожалуй, я хотела бы прочесть даже больше, но и карантин еще не закончен, и вместо запланированных летних поездок нас, похоже, ждут виртуальные путешествия, в том числе по книжным страницам. И если здесь у меня в списке Дублин и Париж, Нью-Йорк и предместье Лондона, болота Северной Каролины, норвежская рыбацкая деревня, и даже экзотическая Эфиопия, то где я побываю летом – можно смело загадывать…


Элизабет Гилберт - Город женщин
Элизабет Гилберт – Город женщин
4 из 5
С этой книги началась жизнь моего BookieMovie Club. Сначала я отнеслась к ней с сомнением – бестселлер, “книга года” и все такое, и ожидала раздутой пустышки. Оказалось же, что и читалось легко, но и поговорить нашлось немало тем.
Нью-Йорк начала 40-х годов, молодость главной героини Вивиан (девчонки, вырвавшейся на свободу и вкусившей ее сполна в городе, который никогда не спит), жизнь убыточного театра (где в единой семье встретились настолько не похожие друг на друга люди), отношения – с мужчинами, родственниками, подругами, несправедливость мира и ошибки юности. Все заворачивается в спираль некой истории, что рассказывает взрослеющая Вивиан, и однажды пружинка выстреливает, молодость остается позади, как и близкие люди, опыт ошибок, эмоции, чувства – и все, что остается, “ужин в одиночестве за столиком у окна в тихом ресторанчике – одна из главных тайных радостей в жизни“.

…по достижении определенного возраста… время начинает литься ручьями, как мартовский дождь. Остается лишь поражаться его скоротечности.

Наступает момент, когда начинаешь терять людей. Речь не о том, что людей вокруг не хватает, – нет-нет, их предостаточно. Я имею в виду жуткую нехватку своих людей. Тех, кого ты любила. Тех, кто знал твоих близких и тоже их любил. Тех, кому известна вся твоя история.
Смерть прибирает их к рукам одного за другим, а замену им найти очень трудно. После определенного возраста заводить новых друзей уже не так-то просто. Мир становится пустым и разреженным, даже если он густо населен молодыми душами.

Но это не значит, что книга оставляет грустный осадок, для меня скорее – умиротворение, что хорошие истории случаются и без обязательных шаблонов о счастье. Что внутренний мир намного важнее того, что снаружи, и если вовремя это принять, все шансы постичь дзен и прожить долгую счастливую жизнь.

Мир не черно-белый. Нас всех воспитывают определенным образом. Внушают, что есть правила, которые нужно соблюдать; что жить нужно только так, а не иначе. Что жить нужно правильно. Но миру плевать на правила, плевать на наши убеждения. Нет правил, которые распространяются на всех, Вивиан. И никогда не будет. Наши убеждения – они ничего не значат. Мир с нами попросту случается, вот что я думаю. И мы можем только принять это и жить дальше.


Салли Руни - Нормальные люди
Салли Руни – Нормальные люди
3 из 5
Художественности в этой книге мало, а вот грусти предостаточно. Настолько, что все чтение меня не покидала мысль: “Как хорошо, что все это больше не обо мне”. Я не симпатизировала никому в этой истории, но мне было жаль – и девочку, и мальчика, и было досадно, как много времени они тратят на причинение боли самим себе, и как игнорируют боль других. Когда тебе уже давно не 20, но помнится, как вчера, – понимаешь, что никого не уберечь собственным опытом, и каждый переживет собственные ошибки и личные драмы, пока не повзрослеет, если повезет. Нет решений, подходящих любой ситуации, но хочется, чтобы света было больше, и тепла, и чтобы юность означала радость в большей степени, нежели боль.


Джон Бойн - Незримые фурии сердца
Джон Бойн – Незримые фурии сердца
4 из 5
Новый для меня автор, пробудивший интерес к ирландской современной литературе. Еще вчера я сходу не могла вспомнить никого из ирландцев, кроме Оскара Уайльда и Джорджа Бернарда Шоу, а сейчас в каждой второй книге – Дублин. Наверное, теперь он кажется не таким отталкивающим, как еще в 60-х, потому что оказаться на месте героев этой книги мне бы не хотелось. Будь то незамужняя беременная девушка, или ребенок в нелюбящей приемной семье, или взрослый уже мужчина, принявший свою гомосексуальность, но рискующий жизнью, открываясь обществу. Впрочем, наиболее драматические события происходят в Нью-Йорке в 80-е, что только напоминает, как недалеко мы все еще ушли от дискриминации, унижения личности и попрания человеческих свобод.
Чувствуется, что книга очень персональная для ее автора, настолько детальны эмоции в ней, чувство изгоя в лицемерном обществе, болезненные потери близких. Но читается без излишнего надрыва, и даже скатывается в маловероятные хэппи-энды в нескольких линиях, от чего немного теряет в моих глазах.



Агата Кристи – Большое путешествие. Вокруг света с королевой детектива
4 из 5
Прочитанная в прошлом году “Автобиография” Агаты Кристи вдруг получила возможность преумножить произведенное на меня впечатление. Отдельная книга, собранная из писем Агаты родным во время кругосветного путешествия в молодости, была выпущена ее внуком. Сожалею, что нет под рукой именно бумажного варианта, где письма сопровождены фотографиями, и можно увидеть Гавайи, Австралию, Канаду столетней давности глазами Агаты Кристи. Будь возможность, незамедлительно отправилась бы по ее следам, повторив хотя бы половину ее путешествия. Грустно, что после такого, пережитого вместе приключения, они расстались с мужем… но в жизни Агаты потом были еще чудесные поездки (надо перечитать однажды ту часть ее “Автобиографии”, где про Дамаск и другие места, утраченные за столетие…) и обретенное счастье в личной жизни.



Эмиль Ажар – Вся жизнь впереди
4 из 5
Говорить о мистификации Ромена Гари, создавшего Эмиля Ажара? До чего талантливой была депрессия этого человека… Жаль, что ни две Гонкуровские премии, ни мировое признание не удержали его на этом свете – но возможно, его книги все еще могут в нем что-то изменить.
Я слушала эту историю в аудиоформате, и сердце стучало в ритме слов мальчишки-сироты: “Жизнь — она не для всех“. Арабская кровь, еврейское воспитание, загаженная квартирка в парижских трущобах – этот ребенок растет и взрослеет там, где дети не должны бы даже появляться. Его окружение – проститутки и воры, он мечтает стать сутенером и бранится как прожжённый бродяга, но искренность его доброго сердца, чистота его любви… это трудно описать, как улыбку на губах, когда хочется не плакать даже, а рыдать взахлеб. Будучи мамой сына, чтение этой книги далось мне еще острее, еще сентиментальнее. И все же в ней побеждает свет, как тот юмор сквозь слезы, что спасает, должен бы всех нас спасти.

Ладно, пускай у меня вся жизнь впереди, но не убиваться же теперь из-за этого.


Мария Парр - Вафельное сердце
Мария Парр – Вафельное сердце
5 из 5
Для разнообразия, между драмами взрослых историй прочла теплую и сердечную детскую книгу. Будто сдружилась с жителями маленькой рыбацкой деревни, с этими ребятишками-бедокурами и их семьями. Столько доброй радости в их ежедневных историях, настоящего азарта к жизни! Такие книги обязательно надо читать как лекарство от взрослой рутины.

Поразительно, чего только взрослые не могут, если захотят!



Делия Оуэнс – Там, где раки поют
4 из 5
Книга, в которую незаметно для себя оказываешься погруженной с головой. Атмосфера ее и описательная часть в целом – бесподобны. Автор книги – биолог, посвятившая жизнь природе, и ее же по сути сделала главным персонажем своего романа, потому что недостатки сюжета – в линии детективной или романтической с лихвой покрываются детализацией “декораций”.
Северная Каролина, болота, птицы, перья, ракушки, насекомые – большой мир и его маленькие ценности для героини книги, юной девушки, выросшей вдали от людей. Ей оказываются чужды законы, по которым живут люди, но природа посвящает ее в свои правила, заменяет ей и родителей, и прочие социальные связи. Закрывая глаза на некоторую неправдоподобность бытовых (и юридических) вопросов, все-таки целиком поддаешься этой истории, проживаешь ее, проглатываешь за пару дней.

Природа – самая надёжная в мире опора, единственное, за что стоит держаться.



Йоэл Хаахтела – Собиратель бабочек
4 из 5
Небольшая книга, лабиринт художественных образов, очень легко читается и оставляет миллион хвостиков у сюжетных ниточек, вопросов без ответов. Но впечатления очень теплые, сентиментальные, появилось желание вернуться к своим дневниковым записям – чтобы сохранять, фиксировать, запоминать важные жизненные события, что сейчас кажутся маленькими, а в будущем окажутся важным кусочком пазла. Мы ведь буквально состоим из воспоминаний, меняемся с каждым пережитым днем, переживаем травмы и наращиваем броню, но сохраняем под ней живое сердце. Путешествие главного героя книги – как психотерапевтический путь к самому себе, оригинальная авторская идея заместить маршрутом по Европе поиск собственного прошлого. Я эмоционально пропиталась этой книгой, и в книжном клубе вышел очень душевный разговор.

…секрет томатной пасты кроется в памяти. Когда я сказал, что не очень ее понимаю, она пояснила — если выращиваешь томаты всю жизнь, то в каждом томате сохраняется память предыдущего томата. В чугунной сковородке осталась память с прошлой осени, а в каждой банке с томатами — память обо всем, что было в ней раньше и есть сейчас. Я недоверчиво улыбнулся и сказал, что за свою жизнь встречал разные философии, но никогда не слышал о философии томатной.



Абрахам Вергезе – Рассечение Стоуна
5 из 5
Подступиться к этой книге я, возможно, не решилась бы никогда, если бы не напор судьбы. В обоих книжных клубах ее предложили и выбрали голосованием – в один месяц. Я начала читать и спустя несколько десятков страниц перешла на аудиоформат. Многократно останавливалась, делала записи, пока эти заметки не покрыли пару листов и грозились стать отдельной книгой “по мотивам”.
Произведение это настолько многогранное, что к какой линии ни подойди – видишь недостатки, но в целом воспринимаешь как уникальный опыт, и восторгаешься им. Как в блюде с десятком несовместимых ингредиентов вдруг открывается перед тобой многослойный, многообразный вкус, букет ароматов, – и ты знаешь, что никому больше не приготовить подобного, и эта дегустация – неповторима.
Культурная и социальная пропасть между восточной и западной цивилизациями, разрыв шаблонов относительно семейных и личностных ценностей, образование читателя в вопросах истории Африки, традиций различных племен Эфиопии, религиозных общин, культуры и даже кухни – поразительно, как все это помещается в этой книге, практически не уступая при этом главному персонажу – медицине. Эпические описания операционных процессов, особенности лечения в Африке и США, сопоставление несопоставимого, верность избранному пути и своим чувствам, – я действительно преклоняюсь перед автором и надеюсь однажды встретить его в Стэнфорде и пожать руку.

Любое наше действие или бездействие меняет мир, сознаем мы это или нет.


И очень бегло о разочарованиях, без которых не обошлось, хотя я действительно стала читать намного “переборчивее”, чем годы назад.


Алессандро Барикко – 1900-й. Легенда о пианисте
2½ из 5
Больше 10 лет назад я посмотрела фильм Джузеппе Торнаторе “Легенда о пианисте” и (зачем-то) подумала, что теперь неплохо бы прочесть и первоисточник. Ведь фильм прекрасен, и Тим Рот 37 лет отроду – прекрасен. И Торнаторе – дай Бог ему здоровья, раз сумел из какой-то брошюрки с набросками склепать такой непревзойденный фильм. Книга не стоит потраченного на нее времени, если только не всколыхнуть воспоминания об экранизации.


Абгарян Наринэ – Зулали
2½ из 5
Взяла бумажную книгу в библиотеке, а так как русскоязычные современные издания у нас тут в цене, прочла целиком – надеясь до последнего на что-то… Чуткая и проникновенная повесть “Зулали”, которой открывается этот сборник, – это то, что давало надежду. За ней идет “Салон красоты “Пери” – вполне себе основа для латиноамериканского фильма. Но остальные 10 рассказов показались очень сырыми и откровенно скучными.


Рут Веа – У лісі-лісі темному
3 из 5
Эта книга висела у меня в новогоднем флешмобе за 2018 год, и я наконец до нее добралась. Читала в украинском переводе, и это, пожалуй, основной плюс чтения. При многообещающем начале хорошего триллера таки не вышло, детектив слабый, и в последней трети книга просто слилась.


Франсуаза Саган – Здравствуй, грусть
3½ из 5
Выяснилось, что я ничего не читала из произведений Саган, и наверное, пока не задвигаю ее вглубь воображаемого книжного шкафа, ведь “Здравствуй, грусть” ее дебютная работа. Впрочем, в 19 лет вложить в книгу столько чувственности, разочарованности в мире и скептического настроения – это стоит внимания.
“Великой Франсуазой” она стала позже, может быть, и ко мне прийдет восхищение ее романами – не на втором, так на третьем.


Нам бы времени на несколько часов больше в сутках, но я про это уже лет 20 говорю себе. Кто бы подумал, что нам карантин поможет в борьбе с книжными долгостроями? Посмотрим, каким будет в этом смысле лето-2020.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s